?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


«Последнее испытание». Практически безупречный в смысловом, поэтическом и музыкальном отношении отечественный фэнтези-мюзикл, вышедший из-под пера Елены Ханпира (текст) и Антона Круглова aka Саруман (музыка), за что им земной поклон и безмерная благодарность.

Мюзикла бессмысленно касаться своими критиканскими лапами – настолько он взрослый и самодостаточный (20 лет исполняется, как-никак). Первые арии увидели свет в далёких 90-х годах, в 2010 появилась полная авторская аудиоверсия, в которой в главных ролях пели сами авторы. Потом были постановки на сцене. Я так и не смогла уяснить для себя, играл ли хоть в одной из них Антон Круглов… Вики утверждает, что да, но, увы: видеозаписи, если таковые и были, в сеть не попали – за исключением альтернативного финала 1998 года, но это, скорее, был концерт, а не часть спектакля. Зато на ютубе выложены в свободном доступе две полнометражных видеоверсии мюзикла, за что всем сопричастным преогромнейшее спасибо: постановка Полины Меньших 2016 года от театра-студии «Lege artis» с Евгением Егоровым и Еленой Мининой в главных ролях и фильм-спектакль Руслана Герасименко 2017 года, где Руслан был и режиссёром, и исполнителем главной роли, а Крисанию сыграла Елена Ханпира. Самая последняя версия 2018 года с Андреем Бириным и Еленой Бахтияровой, с которой для меня и началось знакомство с мюзиклом, на ютубе лежит в виде отдельных «спираченных» на мобильный телефон сцен, и, вроде как, полнометражка пока не планируется. Но мы терпеливые, мы подождём, и, если надо, скинемся 😉.

Так вот, сейчас я намерена предаться любимому многими занятию – сравнению основных актёрских составов мюзикла. Что меня, как зрителя/слушателя, прежде всего интересует? Внешность воплощаемого героя, голос и актёрская игра, складывающиеся в единый неповторимый образ. Кстати, реально неповторимый, потому что четыре упомянутых Рейстлина вышли не просто разными, а разными абсолютно, настолько, что изменяют «под себя» самую суть происходящего, и это удивительно.

Я колебалась, нужно ли приводить краткое содержание мюзикла (потому что посвящённые и так его знают, а непосвящённым пофиг на составы), но решила, что пусть будет для порядка.
Итак, чёрного мага Рейстлина Маджере одолевает, являясь в кошмарах, преданная им когда-то богиня Тьмы Такхизис – Великая Всебесцветная пятиглавая Драконица, заключённая в Бездне. Является, правда, в образе прекрасной обольстительницы, но, поскольку от этого не легче, маг решает пробраться в Бездну и убить надоедливую госпожу (бонусом – занять её место, а лучше вообще свергнуть весь пантеон и стать единым богом для своего мира). Но есть маленькая трудность: для успеха предприятия ему требуется помощь жрицы светлого бога Паладайна по имени Крисания, которая как-то не слишком готова сотрудничать со злыми чародеями. Впрочем, в каждой суровой жрице живёт наивная девочка, и хитрому магу без особого труда удаётся увлечь её своей персоной. Жрица влюбляется в него, и вместе они открывают Врата Бездны, где их не ждёт ничего хорошего: Рейстлин едва не погибает, Крисания приносит себя в жертву ради его спасения (Такхизис ранит и ослепляет её). Но, вместо ожидаемой благодарности, маг бросает влюблённую деву умирать, сам устремляясь навстречу мировому господству. И таки этого господства достигает, «сразив иных богов», и, в ходе боевых действий, обратив свой родной мир в прах и пепел. И тут-то приходит запоздалое осознание из разряда «ё-моё, что ж я сделал-то?..», однако, поздно… он уже обречён на вечное одиночество в пустоте – Властелин Ничего.

Вотъ. Теперь можно перейти непосредственно к теме поста, а именно – к сравнению воплощённых на сцене образов Рейстлина. Далее будет поток сознания, ни разу не объективный. Но что поделать – каждый воспринимает происходящее сквозь призму своих тараканов. Я считывала образы, созданные каждым из исполнителей, именно так, как описано ниже. Знаю, что многие считывают диаметрально противоположное.
Особо буду останавливаться на трёх сценах: «Соблазнение», «О любви» и «Властелин ничего».

Итак, Рейстлин Антона Круглова – безоговорочно признанный олдскульными поклонниками мюзикла. Холодный, отстранённый, циничный, «себе на уме». Его называют наиболее каноничным из всех. Голос мягкий, проникающий в душу – аудиоряд практически безупречен, и оценивать Рейстлина в этом исполнении нужно именно «на слух», поскольку что сценический образ и игру Антона ныне можно увидеть лишь в паре сцен из видеозаписи «ПредПоследнего испытания» 2017 года. Визуально маг обрисован буквально парой штрихов: чёрный плащ, капля золотистого грима – и всё. А что касается игры… буду честна, я её попросту не увидела.



Герой сдержан до предела. Он ходит по сцене, не проявляя эмоций. В каждом скупом жесте сквозит бесконечное разочарование в мире, в людях и усталость от самого себя, в каждом слове слышится: «как вы меня все утомили…». Даже когда делает резкие жесты – это выглядит как мерцание уголька под слоем пепла: вспыхнет – и снова погаснет.

В дуэте с Такхизис «О любви» он остаётся совершенно равнодушным: неторопливо переговаривается с богиней, неумело примеряет на себя её предложение любить и быть любимым, но образ простого человеческого счастья явно не хочет ложиться на иссохшую и застывшую душу. «Мне не нужен никто – ни любовь, ни брат. Только верный меч, только ключ от врат…» – смотришь, и понимаешь, что и это тоже не нужно. Маг словно бы уже мёртв. Нет желаний, есть только когда-то поставленная цель, к которой он идёт скорее по инерции, нежели по необходимости. «Для владыки любовь – это западня, чтобы власть отнять, чтоб сломить меня», – полноте, что там ломать, всё уже поломано самим Маджере, да так, что никаким тёмным силам не снилось… «Я хочу быть один, все оставьте меня», – это столь желанное одиночество – одиночество мертвеца на дне могилы. Там уже точно никто не нужен.

В общем, никакого вам «обаятельного зла»: созданный образ скорее пугает, чем привлекает, и фраза Крисании «целый мир трепещет перед тобой» отнюдь не кажется преувеличением. Так что на месте жрицы я бы тысячу раз подумала, прежде чем обещать своему богу «привести к нему этого зверя»… фанатизм фанатизмом, а своя шкура дороже.

Это что касается видео. А по поводу аудио… бывает же так, что голос, оживая, рисует в голове слушателя целую картину. Вот её и опишу.
В «Соблазнении» Рейстлин Антона сперва словно любуется жрицей – как грабитель любуется произведением искусства, прежде чем положить его в футляр и вынести из музея, а под конец, когда она уже на всё готова – звучит переполненное ядом и отвращением «Убирайся!». Так что ни малейших сомнений насчёт гипотетической влюблённости мага не остаётся: её нет – никакой, ни придуманной, ни настоящей. И быть не могло. И вторым подтверждением будет «Отречение», когда маг оставляет жрицу на растерзание обитателям Бездны. Там звучит… издевательское торжество! Ни капли раскаяния, ни секунды сожаления. И фраза «Да, я полюбил, я не отрицаю» вызывает только недоумение: а ты умеешь?

Зато «Властелин ничего» прекрасен: в нём – зарождающееся понимание, что мечта о божественной власти была лишь иллюзией, подступающая паника, перемешанная с остатками веры в благополучный исход, попытка укрыться в ещё одной иллюзии – возможности всё исправить, и, наконец, осознание необратимости сделанного шага… Уже на грани срыва, но всё же при полном отсутствии раскаяния. Сильный человек понимает, что проиграл, но, по крайней мере, прошёл выбранный путь до конца, так что… «не каяться, не плакаться не буду».

Рейстлина Евгения Егорова буду рассматривать в рамках версии Леге Артис, (впоследствии, под режиссурой Герасименко, образ явно претерпел изменения). Но в любом случае первое, что приходит на ум при упоминании Егорова – это голос. Нет, не так – ГОЛОС! Мощный, красивый. Очевидцы утверждали, что он выкашивает весь зал вплоть до галёрки, и я склонна им верить.
Внешний облик чародея был максимально приближен гримёрами и костюмерами к каноническому: золотистый грим на лице, седые вьющиеся волосы, мантия, исписанная рунами и шикарный светодиодный посох.



Но вот что касается характера… никто не стоял от книжного Маджере дальше, чем Евгений. «Серый кардинал»-тихоня? Даже близко не бывало! Его маг – не человек даже, а тигр в человечьем обличии, Шер-Хан, хозяин джунглей. Он не поёт, а рычит, и скалится по-звериному: попробуй, подступись! Он жесток и готов фанатично идти по трупам ради своей Великой Цели, и даже немного странно, что цель эта – не победа Мировой Революции во всём Кринне (мир, описываемый в мюзикле), а «всего лишь» трон Верховного Бога. Вопреки обвинению Такхизис, люди для него – вовсе не ступени для восхождения к вершинам власти, а прах у ног, муравьи, которых он даже не замечает. Огонь в глазах, ярость, постоянно клокочущая внутри и выплёскивающаяся в мир от любого неосторожного движения. И как-то не очень понятно, зачем ему вообще понадобилась Крисания, потому что ни на секунду не сомневаешься в его способности вынести Врата Бездны одним пинком. И на саму Крисанию глядишь с недюжинным недоумением: не ослепла ли жрица вопреки сценарию ещё до встречи с чародеем? Иначе как можно было повестись на мужчину, который при первой встрече осматривает тебя как неодушевлённую вещь, прикидывая про себя, действительно ли этот двуногий ключ подходит к Вратам? Нет, я допускаю, что девочки любят приключения и плохих парней, но не до такой же степени!

Теперь по сценам. «Соблазнение» происходит на пионерском расстоянии: маг восседает на Скале Советов, как и положено вожаку, Крисания бродит где-то внизу, напевая «Ты тот, кого я ждала», и маг уверенно подхватывает «кого ты ждала!» – мол, ну естественно, кого ж тебе ещё ждать-то? Разве кто-то ещё существует в этом мире? И снисходит до влюблённой девы лишь на последних аккордах, чтобы… немедленно оттолкнуть её, прорычав «убирайся». Вот уж соблазнение так соблазнение… Не устоять! Далее уже он стоит у Скалы Советов и снизу вверх рычит на Всебесцветную Драконицу – вот-вот набросится и порвёт голыми руками на много маленьких драконят. Потом переключается на порицание Крисании: «Вот она влюбилась, надменная жрица…» – из его уст звучит как «Вот дура-то! И какого хрена ей вообще влюбляться приспичило?!». И дальнейшее «Мне не нужен никто – ни любовь, ни брат» – совершенно искренне и органично вписывается в образ. Понимаешь, что таки да, даром не нужны. Ни любовь, ни брат, ни мать родная.

Встреча с Такхизис в Бездне вызывает невольную улыбку – такая трогательная и наивная вера в величие своей Цели сквозит в каждой интонации, в каждом жесте: ну чисто ребёнок пришёл за заветной карамелькой! Подозревая, что к его карамельке уже тайком, без спроса, прикладывается раздвоенными языками богиня Тьмы…

А ещё… в мюзикле есть одна-единственная сцена, где Рейстлин выглядит полностью довольным и даже ухмыляется. Это… «Отречение», когда он предаёт только что спасшую его Крисанию. Наслаждаясь её беспомощностью и слепотой, манит её за собой – и тут же ускользает, глумясь. Сволочизм сволочизмом, но это как-то… совсем перебор.

Зато финальный «Властелин Ничего» вызвал уже у меня чувство глубокого морального удовлетворения: наконец-то самозваный тиранчик получил по заслугам! Выглядело так: сперва Маджере по-хозяйски обходит свои владения, оглядывает добытый в боях мир, пока Такхизис коротенько обрисовывает ему общую картину трындеца, в этом мире происходящего: «лишь пепел и пламя – вот всё, что ты заслужил…». На что маг отвечает: чо ты мол, мне втираешь, ну подумаешь, пепел и пламя! Я-то знаю, что «ещё не поздно зажечь солнце, новое небо и новые звёзды!», поскольку один в пустоте я быть не хочу, а весь мир вращается вокруг меня-единственного. Сталбыть, ничего не кончено. Но Такхизис продолжает терпеливо доносить до своего победителя азбучные истины: «Мир, что бог сотворил, рождён был из сердца. Тот, кто сердца лишён, жизнь дарить не способен…». И в следующем куплете Маджере слышится рык: как?? так вы меня обманули?? Заманили и бросили??
И вот нет у меня как у зрителя ни сочувствия, ни сожаления к герою. Допрыгался? Так тебе и надо.

Иное дело – Рейстлин Руслана Герасименко. Мягкий и завораживающий голос, временами чуть шепчущий, какой и должен быть у Маджере. Волчий блеск в глазах, постоянно опущенная голова, постоянный взгляд исподлобья – где-то на грани восприятия всё время мелькает образ раненого, но непобеждённого и смертельно опасного хищника. Снаружи же – тщательно выверенный образ манипулятора-интеллектуала, для которого нет преград в этом мире: если нужно – соблазнит Верховную жрицу Паладайна, безошибочно определив и задев нужные струны её души, если нужно – стравит между собой народы, бросив в толпу всего несколько слов… И вроде бы, всё та же беспринципная сволочь, но насколько по-иному воспринимается! А всё потому, что Руслану прежде всего удалось сыграть человека, а уже потом – великого мага. Человека, способного любить, страдать, ошибаться и чувствовать собственную ответственность за содеянное.
Живого человека.



И это ох как подкупает! Его Рейстлин кажется мне достаточно далёким от канона (ну какой, в самом деле, из Маджере герой-любовник?) – и вместе с тем наиболее близким мне, как зрителю, по духу. Не возникает вопроса, куда смотрела Крисания, когда влюблялась, напротив, понимаешь, что сохранить голову и сердце холодными у бедной девочки не было ни единого шанса.
Видели ли вы сцену соблазнения из фильма-2017? Это надо разбирать по секундам и вносить в учебники актёрского мастерства. И, если второе от меня не зависит, то за первое возьмусь с удовольствием.

Во-первых, совершенно ясно, что маг и жрица уже влюблены друг в друга: трогательные прикосновения рук, нескрываемая нежность в голосах и во взглядах… Сперва Маджере ещё пытается очнуться от наваждения, отстраниться, но всего несколько секунд спустя опять, словно зачарованный, приближается к любимой. И вновь они стоят, почти прижавшись друг к другу, и рука Крисании лежит на его груди – там, где сердце. И когда является насмешница-Такхизис, Рейстлин не отшвыривает от себя жрицу, как, замечу, положено сценарием, наоборот – он медленно оседает к её ногам, обессиленный внутренней борьбой, неспособный отпустить возлюбленную, несмотря на всех богинь Тьмы вместе взятых. Драконица, намеренная поиграть своей добычей, вынуждает его подняться, переключает его внимание на себя, вовлекает в танец, а затем, на его обещании «с этим наваждением совладаю» повергает к своим ногам. И мы слышим раскаяние в голосе Рейстлина, едва приподнявшегося с земли: «Сам я заронил этот плевел в душу, сам его растил, поливал ядом…». Но это не раскаяние, что допустил неосторожность и полюбил сам – это раскаяние, что пробуждённая им любовь может причинить вред жрице. Такхизис снова приподнимает его и швыряет к ногам Крисании, как щенка. «Вот она влюбилась, надменная жрица, – поёт он, стоя на коленях перед возлюбленной, лёгким прикосновением ладони очерчивая девичий стан. – Была смела, а теперь боится… Была умна, а теперь – что кукла! Вот она, любовь! Но не радость, а мука…». Никогда не любивший, обманутый Драконицей, он уверен, что причиняет незаслуженную боль Крисании, заставляя её превратиться в глупую куклу – и совершенно этого не хочет. «Только б не попасться в свои сети, только б не увлечься своим созданьем» – заклинает он сам себя, но во взгляде читается: поздно! Уже не просто увлёкся – полюбил. Развернувшись, порывисто заслоняет Крисанию собою от Такхизис – и, словно клинками пронзённый, едва не умирает её в объятиях. «Позабудь себя, цель свою забудь, – вещает Владычица Тьмы, и он, как зачарованный, вторит ей: – ведь тебе так хочется быть любимым». И тут происходит именно то, на что рассчитывала хитрая Такхизис: в игру вступает неусыпный интеллект мага, в доли секунды обсчитывающий диспозицию и делающий вывод: послушай врага, и сделай наоборот. Сделав над собою усилие, он разрывает объятия, и буквально рушится наземь из разомкнутых рук Крисании: «Мне не нужен никто – ни любовь, ни брат», – поднимаясь на ноги, уверяет он сам себя и… снова идёт к жрице. «Я хочу быть один! – убеждает себя, сжимая её ладони в своих. – Все оставьте меня!» – и только тут наконец отталкивает девушку, через силу выплюнув: «Убирайся!». Такхизис довольно смеётся, уходя. Рейстлин падает навзничь и уже не поднимается.

Вот эта абсолютно человеческая слабость берёт за живое. Никакого суперменства, давно и безнадёжно набившего оскомину, тут нет и в помине. Рейстлин – великий маг, но все его слабости выставлены напоказ. Чего стоят «кошмарики», чуть ли не пинками гоняющие непобедимого чародея по Бездне! А суккуба, откровенно пугающая мага своими приставаниями! Вдумайтесь: он, только что уничтоживший вдвоём с Крисанией половину обитателей ада, – испуган! Детские страхи поднялись из глубин подсознания в полный рост, оглушили, лишили воли, и Такхизис остаётся самая малость – добить уже без того истерзанного врага, что она с удовольствием и делает. И вот знаете, как-то не хочется отгонять немедленно возникшую над телом возлюбленного Крисанию криками «Дурочка, уйди, тебе же хуже будет!». Потому что снова понимаешь её. И даже последовавшее отречение воскресшего мага не выглядит столь ужасно, как у Егорова. Сперва в нём слышится попытка самооправдания, а потом… потом начинаешь думать, что за гранью жизни и смерти произошло что-то, затмившее разум мага, и всё, что ты слышишь сейчас: «За право быть богом расплата любовью – цена невысока!» – не более, чем бред помрачённого рассудка… Потому что после всего увиденного раньше просто невозможно поверить, что это сказано в здравом уме… Инстинктивно ищешь оправдания немыслимому и жестокому поступку, пытаешься понять… Заметьте, Рейстлина-Егорова понять даже не пытаешься, там и так всё ясно, а тут, поди ж ты…

И что мы имеем в финале? Всё того же «Властелина Ничего», но, опять же, сыгранного иначе…
…Рейстлин слепо вглядывается во тьму, едва различая испепелённый мир. Черты лица искажает понимание содеянного. Его «ещё не поздно» – это попытка торговаться, третья стадия умирания по Кюблер-Росс... тот самый случай, когда режиссёр, скорее всего, ничего такого в виду не имел, но попал в точку. Отчаяние сквозит в каждом слове, и сакраментальное «Я так не хочу быть один», вопреки всякой логике рвёт сердце. Депрессия и безнадёжность… четвёртая стадия, шаг до смерти. И – последняя, принятие: «Поздно считать ошибки: Никто не даст мне новой попытки. Поздно молить о смерти: Кричи, не кричи, никто не ответит»… Последнее, что видит зритель – когтистую лапу драконицы, вошедшую под рёбра мага. Сердце, не сумевшее доказать свою состоятельность, более не имеет права биться… над телом мага сгущается тьма… Я прослушала/просмотрела этот финал уже с десяток раз – и восприятие не притупилось, реакция всегда одна и та же! Если это не гениальность игры, то что же?

Рейстлин Андрея Бирина сыгран крайне эмоционально (почему-то именно в этом случае понимаешь, что роль не прожита, а именно сыграна), но на очень хорошем уровне (написала бы, «профессиональном», если б нашла в сети хоть одну запись, на которой Андрей не забыл бы текст… упс). Голос красивый, но временами кажется, что его обладатель ленится им пользоваться (снова «упс»).



Рейстлин Андрея скорее похож на многоопытного придворного интригана, чем на измученного болезнью и кошмарами одинокого чернокнижника. Он деловит и энергичен, хитёр и коварен. Он всё делает чётко и выверенно, умудряясь при этом оставаться непредсказуемым не только для других героев, но и для зрителя: при заведомо известном сюжете, зная, что герой должен делать в следующий момент, ты даже близко не представляешь, как это будет сделано. Тебя держат в постоянном в тонусе, и это вызывает дополнительный интерес. Я знаю, некоторые не приемлют активной жестикуляции Бирина, но, по-моему, в ней есть смысл: например, с 10-го ряда выражение лица актёров уже угадывается с трудом, а вот жесты отлично видны и с балкона.

В сцене соблазнения Рейстлин сперва играет жрицей – прощупывает ментально, подбирает нужные фразы, чтобы поймать её внимание и уже не отпускать. При этом удаляется от неё на почтительное расстояние, делая вид, что ни к чему её не принуждает – но уже через минуту она уже сама летит к нему, напевая «Ты тот, кого я ждала». Попалась! Теперь в дело вступает магия прикосновений, теперь он крутит и вертит Крисанией как хочет, чисто физически действуя как кукловод: ведёт её за руку по сцене – она безропотно следует за ним, поднимает её руки как крылья – она повинуется… Он играет с нею, как кот с мышкой, и игра доставляет ему удовольствие. В их взаимодействии просто бездна эротики, и это затягивает... даже поцелуй, у других пар дающийся в виде намёка (или не показанный вовсе) тут выглядит вполне натурально. Лишь с появлением Такхизис маг с удивлением начинает осознавать, что, кажется, увлёкся игрой настолько, что потерял над собою контроль. Открытие поражает его так сильно, что земля уходит из-под ног (на физике в этот момент его приподнимает над сценой чёрное полотнище непроглядной тьмы): как так? он, всесильный манипулятор, попался на свою же удочку? Пытаясь разобраться, как же так вышло, с горечью заключает: «Выросла любовь из сочувствия к слабым, жалости к врагу и из жажды славы». Но, понимая это, всё же явственно хочет обратно, к Крисании, чьи объятия казались столь сладкими, и в то же время боится, что его желание – лишь проявление слабости, ведущее к поражению. И начинается сеанс самогипноза: «Только б не попасться в свои сети, только б не увлечься своим созданьем, на любовь фальшивую не ответить…» – он мечется, не понимая, что с ним творится, отталкивает Крисанию, и тут же оказывается в руках богини Тьмы, гипнотически внушающей: «Позабудь себя, цель свою забудь, ведь тебе так хочется быть любимым!». Но и Крисания не сдаётся, ей почти удаётся высвободить чародея из цепких когтей Такхизис, однако наваждение оказывается сильнее. Хватая девушку за горло, он отшвыривает её подальше от себя и примеряется задушить и Драконицу, но та недосягаемо высится над ним. Дальнейшее больше походит на нервный срыв: «Я хочу быть один! Все оставьте меня!», – маг бьётся в крепких руках подоспевшего брата, пытаясь вырваться и всё-таки броситься на ему одному видимую богиню, в истерике выкрикивает «Убирайся!» подбежавшей жрице и, обессилев, обмякает на коленях брата… Интересное, на самом деле, решение – как самоуверенный и самовлюблённый человек, на котором, кажется, пробы ставить негде, не выдерживает простого проявления нежности, ломается как тростник на ветру.

Что касается «Отречения» – оно сыграно как минимум в двух вариантах.
Первый – более ранний и более сволочной, где маг просто ставит Крисанию перед фактом, что она – отработанный материал, и отворачивается от неё, в какой-то момент практически перешагивая через неё на пути к владычеству над миром.
Второй – когда маг поёт «Отречение», прижимая раненую жрицу к себе и не выпуская до последнего момента… Вроде, и предал, а вроде, и того… извинился по-джентльменски…
Понравилась ещё свежая трактовка, когда слова чародея «Я своё возьму, а ты своё получай…. Прощай!» – против обыкновения обращены не к Крисании, а… к умирающей Такхизис. По-новому заиграла сцена.

Во «Властелине ничего» мы слышим – боль. Обыкновенную человеческую боль и отчаяние. Что всё кончилось так. Единственный нежданный и непросчитанный вариант – сбылся. И очень легко представить себе плавный переход к альтернативному финалу, потому что видно: этот Рейстлин не будет упорствовать в своих заблуждениях. Он сыграл свою партию, ощутил её вкус, а большего и не надо было. Теперь он без сожаления и пафоса пожертвует собой ради спасения мира… просто потому что это будет новая, ещё никогда и никем не игранная партия, и он там будет первым.

Ещё в последнее время стало модно упоминать о несыгранном пока Рейстлине Маджере - Ярославе Баярунасе.



Что я тут имею сказать… внешне, имхо, 100% совпадение с персонажем ) Особенно при правильном гриме. Но с вокалом… с вокалом пока беда, как и с игрой. Нашла на ютубе несколько попыток Ярослава спеть Рейстлина - и ни одну не досмотрела до конца. Скажу мягко - это слишком тяжело воспринимать, когда обладаешь минимальными зачатками музыкального слуха, и при этом ещё имеешь неосторожность смотреть в экран. :-/. Потому что и голос, и мимика и жестикуляция - всё без исключения оставляет желать лучшего.
Голос звучит странно, как неосвоенный инструмент: вроде, какие-то моменты вытягивает, но какие-то просто невыносимо мямлит, банально не попадая ни в ноты, ни в тональность. И непонятны причины: либо это попытка шептать как туберкулёзный маг в последнюю весну (но весьма неудачная, надо сказать), либо просто банальное неумение петь отсутствие исполнительского опыта. Если второе - то учиться, учиться и учиться ещё года три как минимум.
Мимика и жесты отдельно-прекрасны: Ярослав так многозначительно сверкает глазами в сторону зрителя и корчит такие устрашающие гримасы, что даже по ту сторону экрана чувствуешь себя еретичкой на допросе у похотливого отца-инквизитора. Для чего эта отчаянная "игра лицом"? Неужели кто-то думает, что книжный Рейстлин только и делал, что корчил рожи…?
В общем, пока я товарища Баярунаса видеть в роли мага категорически не хочу. Вот научится петь и изживёт в себе самолюбование "я есмь самый крутой Рейст", так и сочащееся со сцены - тогда посмотрим.

…Так кто же всё таки сыграл идеального, того самого, книжного Рейстлина Маджере?
Чем больше читаю DragonLance, тем больше мне кажется, что это всё-таки был Антон Круглов. Может, после ещё пары книг я поменяю своё мнение. Но, как бы там ни было, мне всё равно ближе образ, созданный Русланом Герасименко – своей многогранностью, кучей подтекстов и скрытых смыслов. Как будто заходишь в тёмный зеркальный лабиринт, полный таинственных огоньков и острых кристаллов… и идёшь с широко раскрытыми от восторга глазами, потому что прекрасно буквально всё! Даже аудиодорожку от фильма прикупила в ВК – чтобы голос был именно его, а ещё чтобы Крисания – непременно Елена Ханпира, а Такхизис – Дарья Бурлюкало (да, знаю, что можно стырить с ютуба, но мы не такие))).

А какой Рейстлин ближе вам? 😉

ПС: все фото потащены из сети в целом и официальной группы мюзикла в ВК в частности, так что прошу прощения у всех авторов, оставшихся безымянными в рамках этого поста.
ППС: не могу оставаться наедине с этим знанием: если однажды услышите вступительную песню из диснеевского мультика "Мишки Гамми", знайте - это поёт для вас Рейстлин Маджере Андрей Бирин ))

Featured Posts from This Journal

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
_kate_f
Nov. 9th, 2018 01:49 pm (UTC)
даже не знаю как теперь жить, перед глазами картина скачущего по сцене Рейстлина вопящего - мишки гамми! нас рассмешат веселыми прыжками! В гостях у них мы побываем с вами! В стране волшебной Гамми! ужоооос о_О
lilyhoplit
Nov. 9th, 2018 01:50 pm (UTC)
Вооот! а я о чём! )))
( 2 comments — Leave a comment )