?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Отыскала я тут с превеликими трудами свой собственный текстик 2005 года (блин! 9 лет прошло!) с размышлениями относительно причин изгнания Гортхауэра (более известного как Саурон*) из Линдона. Был во Вторую Эпоху истории Средиземья такой момент, когда Гортхауэр под личиной белопушистой няшки явился в упомянутое эльфийское королевство, чтобы встретиться с Владыками эльфов (Гил-Гэладом, Галадриэлью и Келеборном). Неизвестно, о чём велась беседа, но по её итогам гость был изгнан на все четыре стороны, а Владыки заимели неврозы различной степени тяжести. Причём, вопрос "А с кем же мы всё-таки встречались?" - остался для эльфов неразрешённым.

Чем был вызван мой интерес? А тем, что Толкиен "как-то глухо пишет" об этом немаловажном событии, а все мои попытки представить, как это могло бы быть на самом деле натыкались на множественные "как" и "почему" чисто технического характера.

Например, как было устроено эльфийское королевство? Подчинялись ли, скажем Келеборн с Галадриэлью Гил-Гэладу, раз уж (залезаем в Энциклопедию Арды-на-Куличках, раздел "Келеборн") "Во Вторую эпоху Келеборн какое-то время жил в Линдоне, в заливе Лун. Сказано также, что основная часть населения Харлиндона (южного Линдона) состояла из синдар и была отдельным владением Келеборна (входившим как часть в королевство Гил-Галада)."?
Или супруги правили в своё удовольствие и с Гил-Гэладом были на равных: хочу - прислушаюсь, хочу - нет? Ибо (см. ту же Энциклопедию): "По альтернативной версии, изложенной в "Незаконченных сказаниях", от падения Моргота до примерно 700 г. Второй эпохи Галадриэль и Келеборн жили у озера Нэнуйал и считались владыками эльдар Эриадора.".

Дальше, мог ли любой посторонний эльф / человек / майа запросто войти к Государю по любому своему делу: "Здравствуйте, мол, я - Артано, прибыл к вам из Валинора" или там "Привет, я Вася Пупкин эльда из Зеленолесья. Поболтаем?"
Или - "запишитесь сначала у секретаря (запись за месяц!), и , если пустят, конечно, на аудиенцию пройдёте только через рамку металлоискателя, сдав оружие и боеприпасы".

Так как же всё это было? Как, под каким "официальным" предлогом Гортхауэр пришёл во владения эльфийских Владык? На что он рассчитывал? Что Светлые эльфы возьмут и враз ему поверят?

Из попыток разобраться возникла такая примерная схемка беседы эльфов с тёмным майа.

Итак, с чего всё начиналось? Гортхауэр приходит в Линдон. Думаю, найти в гаванях Гил-Гэлада будет делом несложным: это у нас правители прячутся за семью замками и десятью телохранителями. Предполагаю, что эльфийские владыки не сидели взаперти во дворцах, а свободно разгуливали по своим владениям, работая и отдыхая наравне со всеми.
Так вот, Гортхауэр подходит на улице / на верфи / стучится в дом к Гил-Гэладу.
Гортхауэр: – Здравствуй, славный владыка, государь Гил-Гэлад!
Гил-Гэлад: – И тебе того же, достопочтенный. Кто ты будешь? Я что-то тебя не припомню, дорогой эльф...
Гортхауэр: – А я, собственно, и не эльф, я майа.
Гил-Гэлад: – Ух ты! Никогда живого майа не видел. Ну, пойдём ко мне в хоромы, гостем будешь. Я даже соседей позову – Галадриэль с Келеборном. Пусть причастятся, такскзать... Да ты рассказывай, рассказывай! Откуда ты? Поди, из самого Валинора?
Гортхауэр: – Так и есть, государь. Впрочем, не совсем оттуда. Долгое время я жил в Средиземье, работал то здесь, то там по поручению Ауле. А звать меня Артано Аулендил.
Гил-Гэлад: – Ой, ученик самого Ауле, наставника нолдор! Я пошёл заказывать банкет! А ты пока рассказывай, где был, что видел…
Гортхауэр рассказывает о природе, погоде, дальних странах и народах, эльфы ахают и восхищаются. Но ко времени очередного банкета подваливают Галадриэль и Келеборн– как позже оказалось, подваливают некстати.
Гил-Гэлад увлечённо рассказывает им о замечательном майа, прибывшем к ним почти что из Валинора, Галадриэль, единственная из троих, кто был в Валиноре, соображает, что же это может быть за майа.
Галадриэль: – Показал бы, что ли, гостя своего…
Гил-Гэлад: – Покажу обязательно. А пока он на верфях корабельщикам про новые технологии рассказывает… а может, кузнецам – про доменные печи, не знаю точно.
И вот за очередным банкетом / в кабинете Гил-Гэлада / на зелёной полянке все четверо встречаются. Обменявшись любезностями, Галадриэль, терзаемая сомнениями, приступает к допросу с пристрастием.
Галадриэль: – Уважаемый Артано, ты говоришь – ты из Валинора? А что-то я там тебя не видела?
Гортхауэр: – Да, собственно, и я тебя там не видел? Ты когда родилась, достопочтенная? Нет, по морде не надо. На ухо скажи, чтобы муж не слышал. О! В таком-то году. А я за N веков до этого по разнарядке в Средиземье уехал – красоту наводить. По желанию самого Ауле, между прочим. Я, ведь, как уже здесь говорилось, Аулендил.
Галадриэль: – Хм, за N веков до этого в Средиземье вообще-то Моргот властвовал. Не страшно было туда идти-то?
Гортхауэр: – Ауле скажет – и не туда пойдёшь. Мы – Айнур подневольные.
Галадриэль (всё более недоверчиво): – Угу. А в Средиземье где обитал?
Гортхауэр: – Ну, всё больше на востоке, да на юге…
Галадриэль: – И с Морготом умудрился ни разу не встретиться?
Гортхауэр: – Ну почему же? Видел его: он мне сотрудничество предлагал, да я отказался. ОТКАЗАЛСЯ, – повторяю для тех, кто меня взглядом сверлит.
Галадриэль: – И он прямо развернулся, извинился и ушёл? И обещал больше не беспокоить?
Гортхауэр: – А зачем я ему? У него верных союзников хватало. Он быстро понял, что с нами, АулеНДИЛами** лучше не связываться. Потому что мы, АулеНДИЛы врагу не продаёмся.
Галадриэль: – Ой ли? А я вот слышала, был среди этих аулендилов такой Курумо, что пошёл, пардон, к Врагу и продался с потрохами. (Примерно в то же, кстати, время, отправился, что и ты, дражайший).
Гортхауэр (скорбно): – Да, о нём я тоже слышал. Он единственный – язва эдакая на теле Арды – оказался некрепок духом. Правда, потом, я слышал, всё равно опомнился и вернулся в ножки валар кланяться.
Галадриэль: – А откуда ты, свет очей моих, всё это слышал, если в Валиноре последний раз четыре тыщи лет назад был?
Гортхауэр: – Дык! Это я в первый раз уезжал четыре тыщи лет назад. А как Деревья Света окочурились – Ауле меня назад вызвал. Прибыл я аккурат после вашего, дорогая королева, нолдорского исхода. Тэлери едва-едва трупы с улиц прибрать успели.
Галадриэль: – Хамите, любезный! А как же ты опять потом в Средиземье оказался?
Гортхауэр: – Ну так: пеньки выкорчевали, туннель под землёй для солнечной ладьи прорубили – и опять меня в командировку. Как раз к Войне Гнева – кости Арды крепить, чтобы, значит, ярость валар их не переломала.
Галадриэль: – А чего ж так плохо крепил, что Белерианд к ядрене Элберет потонул?
Гортхауэр: – Э-э! Насчёт Белерианда особое распоряженье было. Он, Белерианд, настолько мелькоровым духом пропитался, что без Мелькора так и так бы развалился, а не развалился бы – так всё одно к благонадёжным губерниям уже не относился. Вот отец наш Манвэ и приказал: стереть с лица. Да и вообще, если б не мы, аулендили, Белерианд бы не 50 лет тонул, а четыре минуты сорок пять секунд, и фиг бы кто из вас тогда эвакуировался. Спасибо скажите.
Галадриэль: – Ну ладно, а чего тебя, Артано, вдруг к эльфам потянуло так внезапно? Тыщу лет не тянуло, и вдруг потянуло?
Гортхауэр (с чувством): – Ностальгия. За работой не замечалось, а как все дела переделал – тоска заела по эльфам. Думаю: как они без меня там? Помнят ли старика Ауле?
Келеборн: – Помним, помним.
Гортхауэр (продолжая): – Не поделиться ль с ними знаниями какими? Но если наших знаний тут не надо – так мы и уйти можем, людей вон поучить…
Келеборн: – Что ты, что ты, Артано… Оставайся!
Галадриэль (толкая мужа под ребро, шёпотом): – Погоди зазывать! Подозрителен мне этот Артано, хоть убей! Ауле про него не говорил никогда. Избегал, что ли?
Гортхауэр: – Ага, а Ауле должен был перед тобой регулярно отчитываться, кого, куда и зачем послал!
Галадриэль: – Не подслушивай.
Гортхауэр: – Хорошо-хорошо.
Галадриэль (мужу): – И вообще, давно ты майар в Средиземье видел?
Келеборн: – Я… м-м… никогда не видел.
Гил-Гэлад: – И я не видел.
Галадриэль: – То-то и оно. А по логике, должен тут болтаться один… с неоформленным командировочным удостоверением.
Келеборн и Гил-Гэлад хором: – Кто?
Галадриэль: – Гортхаур в пальто!
Келеборн (осторожно): – А его… не того?.. В Валинорское УВД не приглашали? С повинной.
Галадриэль: – Да, так он и побежал.
Гил-Гэлад: – А скажи-ка, почтеннейший… не встречал ли ты некоего Гортхаура в своих скитаниях?
Гортхауэр (изображая удивление): – А его… не того?.. Нет, не видел.
Гил-Гэлад: – А вообще майа майю издалека чует?
Гортхауэр: – Ну, смотря из какого далека…
Гил-Гэлад: – А вот, скажем, в Средиземье кроме тебя есть кто?
Гортхауэр (старательно прислушивается): – Чой-то не слыхать таких.
Галадриэль (сопоставляя «А» и «Б»): – То есть, нет кроме тебя никого. А в Средиземье точно имеется один майа. И он, майа этот – злобный Гортхаур. Знаете, гражданин, шли бы вы куда подальше со своими знаниями. Людей, например, учить. От греха подальше. Во имя Эру, Манвэ и Святой Элберет!
Гортхауэр (разочарованно): – У-у, а я хотел вас научить, как сделать Средиземье прекраснее Валинора…
Гил-Гэлад (рассудительно): – А за такое – точно по морде. Видано ли дело: Средиземье прекраснее Валинора? Изыди, нечистая сила!
Гортхауэр: – Ну и пойду. Злые вы, неласковые. Только обратно не вернусь, не зовите.
Гил-Гэлад, Галадриэль, Келеборн хором: – Скатертью дорожка!

(Занавес)
____________________________________________________
* "Саурон" на эльфийском наречии, по сути, является ругательством, производным от корня, означающего "ненавистный", "отвратительный" и т.п. Ну, мы люди приличные, обзываться не станем, будем звать Гортхауэром, как завещала нам ЧКА.
**-ндил - в эльфийских именах означает "верный", Аулендил, соответственно, "верный Ауле"