?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Пост профессора мизантропии доктора Дрегори Хаос про высоких голубоглазых неадекватов и простых среднерусских африканцев.

Как всякая порядочная женщина «за 30», я уже давно утратила веру в принцев и белых коней и максимум во что верила – это в мудаков и ишаков. Так продолжалось без малого… неважно сколько лет, пока однажды со мной не случилось Чудо.

Но обо всём по порядку. Одним ранним летним утречком скакала я, такая волшебная, сияющая лёгким макияжем поверх умытого приятно-ледяной водичкой (суки, горячую отключили) хлебальца, растопырив руки, чтобы не навернуться с огромных по моим меркам каблуков в 5 см высотою и пытаясь одновременно выпятить вперёд отсутствующую грудь, чтобы казалось, что декольте на моём костлявом торсе выполняет некую реальную функцию, т.е., демонстрирует сиськи. Которые ему демонстрировать почти так же сложно, как Джен Псаки выказывать наличие интеллекта.

Но! Зато у меня есть задница! Нет, не так: Задница. С Большой Буквы, так, чтобы всем сразу стал понятен её размер. Просто пока раздавали сиськи, я по ошибке повторно заняла очередь к ларьку «Задницы» (т.к. зрение у меня тоже не очень) – и только у прилавка заметила свой фатальный просчёт. К счастью, раздающий был опытен, и вторую жопу лепить мне не стал (хотя по глазам видела, что очень хотел) и выдал искомый продукт целлюлитом по весу. Тварь. Впрочем, и с этим я уже давно смирилась, и даже временами дерзаю натягивать на свой целлюлит мини-юбки. Кому не нравится – зажмурьтесь. Потому что колготок я не ношу в принципе.


Ну вот теперь, когда вы представляете себе всю эту красотень, летящей походкой преодолевающую последние метры до офисного аквариума, чтобы занять там своё сырое и проплесневелое место, подобающее всякому планктону, вы готовы удивиться и охуеть вместе со мной от того, что вот-вот готовилось произойти.
Итак!
Вострубили ангелы сирены ДПС, разверзлись с треском небесные своды рухнули вниз два куска шифера с ободранной крыши соседнего здания, и из нездешних сфер на асфальт ступил Он… Все принцы мира должны были немедленно удавиться за ненадобностью, когда Он появился на свет, а все принцессы, герцогини и вдовствующие королевы – занять длинную очередь среди фотомоделей и «мисс Вселенных», чтобы к моменту его восемнадцатилетия получить хотя бы призрачный шанс, что это ангелоподобное существо с высот своего почти двухметрового роста обратит на них взгляд своих прекрасных голубых глаз.

А Он меж тем преградил мне дорогу и – заговорил! О чудо! Со мной!
– О благородная донна, – молвил Он, – не соблаговолите ли вы сопроводить меня в качестве эскорта на встречу с моими друзьями, к коим я спешу в данный момент, и коими весьма ожидаем?

«Блять… – подумала я, – ведь работа! – подумала я. – Какой уж тут нахрен эскорт, когда за пять минут опоздания на эту самую работу следует полтора часа отработки с интимными увеселениями в безвазелиновом режиме?»

«Ёпт! – сказал внутренний голос. – Лови, сцуко, уйдёт! Какая нахрен работа, когда у тебя недотрахит третьей неизлечимой степени? Лови! Лови! Лови!»

– Две минуты на размышление, – напомнил о себе Сказочный Принц, видимо, уловив мои душевные терзания.
– Э… но ведь работа… – проблеяла я. – Может я вам телефончик оставлю?
– Почту давай, – разрешил Принц, – больно надо мне твои телефончики записывать, и так времени нет, а мне ещё бабу посговорчивее в эскорт искать.
– Супер! – расцвела я. – Почта у меня простая: nedotrahit500let@mail.ru
– Ну и ладушки, – царственно кивнуло Высочество и удалилось в рассвет, оставив в воздухе лёгкое свечение и золотые искры.

Вышла из ахуя я только на третьи сутки, когда никаких сообщений на мой одинокий адрес так и не поступило.
«Ну и ладно, – подумала я. – Ну и пох, – подумала я. – Ну и не очень-то и хотелось», – подумала я, в очередной раз открывая почту воскресным вечером, чтобы почитать спам из клиник по увеличению груди и уменьшению жопы. Очень расслабляет на сон грядущий.

И вдруг – о чудо! Из недр почтового ресурса на меня взглянуло сообщение от некоего Архипа Кириешкина, содержавшее в себе всего две строки: «Привет! Это Архип с Менделеевской. Я знакомлюсь для приятного времяпровождения». От избытка чувств я немедля упала в обморок и очнулась лишь к утру понедельника, когда пора было снова идти на работу. На всякий случай ещё раз взглянула в почту и увидела там требовательное: «Почему молчишь? Я думал, мы встретимся с тобой».
«Да, да, любимый, конечно, с тобой хоть на край света!» – возопила я и, наскоро набросав ответ, в котором сознавалась, что меня зовут Марисабель, что не отвечала ему целую ночь, поскольку по ночам, случается, сплю, ввиду того, что по утрам вынуждена бываю ходить на работу. И именно это, а совсем не многочасовой обморок, не позволило мне ответить на его письмо в тот же миг.

Ответ застал меня уже на работе.
«О ужас! – писал Принц. – Неужели твоя усталость столь велика, что заставляет тебя спать каждую ночь? Ты совершено себя не бережёшь, нельзя так напрягаться, надо больше отдыхать. Днём. А то состаришься раньше времени от забот и умрёшь во цвете лет, а мне бы этого совершенно не хотелось, потому что получится, что я зря напрягался и запоминал твой адрес».
Далее, вероятно, в качестве особой милости, Принц поведал, что на самом деле тоже работает на очень нужной и важной работе, секретность которой не позволяет ему знать, чем именно он занимается, и мне он может сказать только то, что он тестер и фиксит баги, если, конечно, я понимаю, о чём он. Я, к его удивлению, поняла и даже искромётно пошутила про «пропатчить KDE2 под FreeBSD» с помощью копипаста, поскольку набрать эту хрень с клавиатуры физически неспособна.
Принц в ответ сообщил, что от моей шутки достиг множественного оргазма и постиг дзен, после чего пригласил прогуляться вечерком по центральным улицам и подышать свежим оксидом свинца, тем более, что работает он неподалёку от меня. И подробно описал, как он будет выглядеть, включая рост, вес, цвет брюк и длину ресниц в нанометрах. Учитывая, что к тому времени я уже давным-давно нашла его портрет во Вконтакте и даже успела пару раз сбегать подрочить в общественном туалете на его светлый образ, то скромно заверила его, что подробности излишни, ибо я помню его и так. Встреча была назначена на 18:20 у кабачка «13 стульев» (не надо судорожно гуглить, все названия вымышлены), где я, по понятным причинам, оказалась уже в 18:15 – сверкающая как начищенный самовар.
В 18:35 я послала ему смс, чтобы уточнить, там ли я стою или как обычно что-то напутала. Меня в ответ заверили, что стою я правильно и могу продолжать в том же духе, после чего на меня снизошла благодать в виде Архипа Кириешкина, элегантно подтанцевавшего ко мне с извинениями за опозданье. Архип был небрит и грязноволос, но ведь это такие мелочи! Главное – я иду на первое за чёрт-те сколько лет свидание!

И мы пошли гулять по улицам родного города-героя. После первых десяти шагов Принц настороженно поинтересовался, а местная ли я или, не приведи Аллах, лимита понаехавшая? Я успокоила его заверениями, что настолько местная, что даже за 101-м километром меня каждый раз встречают с негодованием, мол, чего ты тут у нас забыла, вали в свою Москву – и на всякий случай показала паспорт с пропиской, стыдливо прикрыв ладошкой страничку с именами пятнадцати детей. Принц выдохнул и сказал, что раз так, то всё нормально, и принялся рассказывать о единственно достойном упоминания человеке – то есть, о себе. О том, что он работает ойтишнегом в страшно крутой и засекреченной фирме «Три поросёнка и Ко», а в свободное время занимается боксом с личным тренером, английским с личным филологом, а в свободное уже от занятий время ездит на велосипеде смотреть на закат с Воробьёвых гор, чего и мне желает. Я робко намекнула, что на закаты больше люблю смотреть из окна своего автомобиля, который, к сожалению, сейчас в ремонте, причём, не с Воробьёвых гор, а с холмов Тульской, Рязанской, Костромской и прочих губерний, поскольку очень люблю путешествовать. Принц Архип, покровительственно приобняв меня за плечи, пустился в рассуждения о том, что путешествовать надо непременно с ночёвками в старых заброшенных домах, потому что там страшнее. Заверив его, что в заброшенном доме ночью ничуть не страшнее, чем днём в лобовуху с КамАЗом на реверсивной полосе, я поспешила узнать, есть ли у Их Высочества собственное авто, ибо, к стыду своему, давно и безнадёжно мечтаю стать из водителя пассажиром. Принц долго отнекивался и спрашивал, зачем мне это знать, но под конец всё же сознался, что машину имеет – и, о чудо! – той же марки и того же цвета, что и у меня. И немедленно принялся рассказывать, что вообще-то немецкие, японские и прочие вражеские машины суть фигня, а вот когда он ездил на «Оке», то случалось ему выжимать по трассе и 175…
Тут я, конечно, не смогла сдержать язык за зубами и принялась выяснять, что именно и откуда надо выжимать из несчастного выкидыша отечественного автопрома, чтобы исчислять это нечто цифрой 175? В ответ мне было подробно разъяснено, что я слишком большое значение придаю автомобилям, что, с точки зрения психоанализа, свидетельствует о моём глубоком психическом нездоровье, т.к. с исходя из теории Фрейда, автомобиль представляет собой мужика, которого мне не хватает, и зацикливаясь на технических подробностях, я тем самым очеловечиваю автомобиль навроде того, как в «Трансформерах» очеловечиваются автоботы. И, являясь водителем, то есть, пилотом, то есть пилоткой своего «Цивика», я, в психологическом плане, являюсь пилоткой Мегатрона или Оптимуса Прайма – огромного человекообразного робота, с которым не прочь поиметь интим.

Взрыв моего мозга, по всей вероятности, был виден из космоса, но я не подала виду. Просто скромно сняла с соседнего забора ошмётки и аккуратно сложила обратно в черепную коробку. Довольный произведённым эффектом Архип порадовал меня известием, что в свои неполные 32 он прочитал столько трудов по психоанализу, что теперь способен распидорасить по заборам столько мозгов, сколько, в общей сложности содержится в тридцати самых крупных мегаполисах планеты. И я ему почему-то поверила. Хоть по-первости и не придала большого значения. Как оказалось, напрасно.

Однако в тот вечер Их Высочество на мой мозг более не покушалось, и я, постаравшись поскорее забыть о том, что на самом деле я – "пилотка" Оптимуса Прайма, мечтающая трахнуть многотонного робота, – умиротворённо внимала ласкающему слух щебетанию о том, как это важно для Архипа – найти единственную, неповторимую горячо любимую девушку и жить с ней душа в душу, лишь изредка прерываясь на приёмы пищи и отправление естественных надобностей. И ещё о том, как важно уже для меня найти себе сильного, заботливого и любящего мужчину и перестать наконец мечтать о железных членах глушителях, а то фу, прямо даже неловко рядом с такой извращенкой. В общем, вечер пролетел незаметно и, уже провожая меня к метро, кавалер доверительно поведал мне о собственной психологической проблеме: о неграх.
– Представляешь, – сказал он, – к нам в Москву приезжает всё больше негров. И они спят с нашими русскими девушками, а не со мной. Тьфу, в смысле, девушки вместо того, чтобы спать со мной, спят с неграми. А мне, простому русскому парню, от этого печаль и кручина. Нет, у меня, конечно, есть собственная теория о том, почему так происходит… – приободрился он от возможности поделиться со мной подробностями, но вовремя подошедший поезд не дал ему развить эту увлекательную тему.

Следующее наше свидание было намечено на выходные и, как истинный джентльмен, Архип не стал приглашать меня в нумера, а пригласил на прогулку в парк, предупредив, однако, что температура воздуха ожидается +30 в тени. Убедившись, что градусами меня не испугать, он пригрозил подготовить к выходным культурно-массовую программу с игрой в бадминтон, пикником на траве с переменой восемнадцати блюд и… нет, прогулки как таковой не будет, т.к. спортсменам, таким как он, вредно много ходить. «Жди меня у выхода из метро в 12:00», – написал он в пятницу вечером, заботливо снабдив меня всеми возможными и невозможными ориентирами, чтобы я не заблудилась.
В 11:30 следующего дня я была у назначенного метро и, высунув от усердия язык, старательно выводила мелом на асфальте слово «хуйло», как и положено приличной барышне в ожидании принца.
В 11:45 я вывела рядом с первым словом второе и задумалась, не стоит ли мне позвонить новообретённому рыцарю, чтобы сообщить о своём прибытии, но решила, что тем самым могу поставить его в неловкое положение (вдруг он именно в этот момент нежно прощается с проституткой, с которой провёл бессонную ночь за игрой в шахматы?) и решила просто сходить за бутылочкой воды, чтобы не сдохнуть на разогретом до +65 асфальте между двух написанных классическим «Таймсом» исконно славянских слов.
В 12:15, в недоумении допив воду и вычертив «Ариалом» третье слово рядом с двумя первыми, я задумалась, а там ли я стою? Но тут раздался спасительный звонок. Звонил Архип, и в голосе его звучало крайнее недоумение:
– Ты где?
– Там, где и договорились, у метро.
– Но почему я тебя не вижу?
– Может быть, потому, что не пришёл к этому самому метро? – резонно предположила я, т.к. не заметить меня среди асфальтовой площади в полтора гектара было решительно невозможно даже имея зрение «минус 8».
– А почему ты так тихо стоишь? – продолжал допытываться он.
– А наверное потому, что мы не условились, сколько децибелов я должна издавать при стоянии, – уже закипая, ответила я. – Ты вообще где?
– Стой там, я подойду, – ответствовал мой кавалер и положил трубку.
Через пять минут никто не появился, но звонок раздался снова:
– Ты где? Я тебя не вижу.
– Прости, а где ты сам, придурок грёбаный, я битый час тут из-за тебя жарюсь на адовой сковородке, пока тебя черти по неведомым ебеням носят! – уточнила я.
– А я у подъезда дома №48 в полусотне метров от метро – видишь меня?
Вижу, блять.
– Стой на месте, я сама подойду.

Короче, оказалось, что этот дембель головного мозга подъехал на своём «Цивике» на соседнюю улицу, от которой ни при каких условиях не видны ни метро, ни площадь перед ним, запарковался в тенёчке, включил кондиционер и стал ждать, когда же мой матерный вопль негодования прорежет полуденную тишь, и станет сигналом, чтобы покинуть уютную машинку.
Как девушка воспитанная, ни скандалить, ни даже повышать голос я не стала. Ну подумаешь, лишние 50 минут на солнцепёке. К тому же, в 30-ти из них я сама была виновата. Но и без этого кавалер (заметили, как я как бы невзначай разжаловала его из принцев?) нервничал и почему-то порывался бежать к машине за каким-то рюкзаком и пледом (ну правильно, хули без пледа-то на таком морозе делать?), однако я корректно намекнула, что истинные челябинцы +35 пережидают без пледов, а некоторые даже и без пальто, и что гулять по парку с рюкзаком по такой погоде ему никакого удовольствия не доставит, так что пойдём налегке. Он посетовал, что много ходить не привык, что ножки устанут, а без пледа сидеть на голой траве не резон: во-первых, почки застудишь, во-вторых, клещ покусает, но услышан не был и лишь покорно отпросился к покинутой машинке, дабы забрать бутылку воды.

Да, чуть не забыла: Архип снова был небрит и грязноволос – и вдобавок почему-то тепло одет.
Но на тот момент я была слишком раздражена, чтобы обращать внимание на такие мелочи, поэтому первые полчаса прогулки из соображений гнусной мести глушила его правдивыми рассказами о себе: о том, что не готовлю, не люблю убираться, что путешествия по России занимают 70% моего свободного времени и даже о том, что у меня дома хранится настоящая катана. Последний факт почему-то поверг его в особенный шок:
– Ты же девочка, зачем тебе оружие? – возопил он.
– Огурчики им режу на праздничный стол, – широко улыбнулась я. И подмигнула: не ссы, мол.

Потом настал его черёд, и я поняла, что моя катана пасует перед шикарными тараканами в голове этого молодого и безусловно прекрасного человека.
Архип оказался поборником здорового образа жизни в самом худшем смысле этого словосочетания – то есть, из тех, у кого в красном углу на вышитых рушниках стоят от одной до восьми икон Геннадия Малахова в разных ракурсах, не исключая вида со спины. И начал мой герой своё повествование с того, что открыл мне тайну лечения геморроя путём помещения растущих на огороде огурцов в анус на заре без отрыва от куста. Продолжил страшилками о том, какой страшной смертью умрут все, кто не пьёт дистиллированной воды. От камней в почках, песка в желчном пузыре и цемента в… ну да это неважно, там уже торчит огурец, оказывая своё благотворное воздействие на весь организм. Я не стала акцентироваться на том, какой смертью обычно умирают те, кто пьёт дистиллированную воду, поскольку имею полезную привычку не спорить с мужчинами, и вообще – пусть будет сюрприз. Далее Архип поведал, что уже несколько лет питается исключительно чёрным рисом, т.к. в белом нет ну совсем ничего полезного, и варёной рыбой, за что ему, разумеется, стыдно перед рыбой, поскольку варка неизменно приводит к её смерти, но иначе никак, ведь он боксёр и качок, и ему непременно нужен белок. Кстати, справедливости ради, я впервые видела настолько субтильного боксёра и качка без каких-либо, даже самых призрачных намёков на наличие мускулатуры. Ну да ладно; пиздеть мы все горазды: хочет видеть себя Шварценеггером – на здоровье. Я тогда для разнообразия побуду эльфийской принцессой.

Но я отвлеклась, а ведь впереди ещё столько интересного! Следующие несколько минут меня запугивали… чем бы вы думали? Гречкой! Вот вы не знаете, а привычная нам коричневая гречка – это гречка мёртвая. Смертельно убитый летальной температурой в полтыщи градусов труп зелёной гречки. Ужас! Мрак! Жуть! Так что рис и только рис (естественно, чёрный) спасёт человечество от неминуемого конца. Потому что в картошке нитраты, в мясе антибиотики и адреналин, в овощах пестициды, в фруктах фенолы, соль – белый яд, а сахар – белая смерть. Что ещё? Ах да, кофе – наркотик, а чай – лёгкий наркотик. Так что пить можно только воду. Какую? Правильно, дистиллированную. И не забывать использовать огурцы.
А ещё-о-о… Архип гордо заявил, что никогда – никогда не моет голову, т.к. в шампуне содержатся нефтепродукты. Как у меня не вырвалось: «Так вот вы какой, профессор Снейп!» или «Онажмать, ты ли это?» – ума не приложу. Короче говоря, мылся страдалец содой, утверждая, что она прекрасно отмывает любую грязь, и намёков на существование натуральных шампуней и мыла на основе растительных масел слышать не желал, ибо всё это враньё и замануха, чтобы посредством вредных парабенов уничтожить популяцию героических поборников здорового образа жизни.

В конце концов, дитя природы иссякло и переключилось на более традиционные темы – то есть, на себя, любимого. Поэтому в следующие полчаса я узнала: что мой спутник – исключительный и неповторимый меломан (который, правда, не в состоянии назвать ни одной своей любимой группы или песни, но это ерунда), что он пять лет проучился в музыкальной школе по классу баяна, был диджеем, рисовал картины, танцевал танцы, участвовал в театральных постановках, а позавчера купил восьмиструнную мандолину и нанял преподавателя, чтобы в ближайшем будущем начать петь долгие серенады под балконами своих избранниц. А ещё он некоторое время разводил котиков в бабушкиной квартире, а теперь переехал в квартиру собственную, и вот-вот начнёт разводить их снова.
При упоминании о квартире и котиках я растаяла как мороженое под июльским солнцем, поскольку котика завести мечтаю очень и очень давно, но коммунальная жилплощадь не позволяет. А тут… «Давай-ка подведём итоги, – проявил недюжинную бухгалтерскую смекалку мой внутренний голос. – Смотри: отдельная квартира, населённая здоровой и всесторонне развитой личностью охуенной наружности… пёс с ним, что немытой несколько лет и повёрнутой на огурцах в заднице… В конце концов, кто-то любит вредные резиновые страпоны, а кто-то предпочитает природные материалы – почему бы и нет? Зато: готовит, водит машину, зарабатывает деньги… клад, а не мальчик!» – и внутренний голос заозирался в поисках ближайшего загса.

А мальчик, видимо, уловив направление моих мыслей, внезапно сорвал своего белого коня в галоп, начав недвусмысленно и весьма настойчиво намекать, что жара нестерпима, а у него как раз есть дома кондиционер, на который вот прямо щас неплохо было бы взглянуть: вдруг потёк за три часа хозяйского отсутствия?
Я же, к его досаде, включила голубоглазую дуру и хлопала ресницами, отвечая, что ветерок на улице так прохладен и свеж, что совершенно не требует кондиционеров.
Кавалер, однако, не сдавался и, не найдя иных аргументов, зачем-то начал долго, нудно и с подробностями пересказывать мне содержание какого-то тухлого фильма про приключения таджика в Америке, который мне непременно нужно посмотреть, и именно в его квартире.
А я же, блин, женщина старой советской закалки, меня Родина и пионерская организация не учили давать первому встречному, а напротив, учили беречь свой моральный облик и коммунистическую честь. Мало того, потом к моему воспитанию подключились лихие 90-е, накрепко вбив мне в голову несложную истину: что, придя к незнакомому мужику в незнакомую квартиру, женщина, не владеющая самбо или пистолетом Макарова, рискует уехать из этой квартиры по частям в чёрных мусорных мешках.
Что значит «дура параноидальная»? Параноики, чтоб вы знали, дольше живут и чаще умирают от старости.
В общем, я деликатно сообщила Архипу, что пока не готова смотреть на его таджика, поскольку моя религия не одобряет просмотра таджиков в досвадебный период. Шутка.
Архип внимательно посмотрел на меня и серьёзно сказал, что зря я так, и чёрный мешок был бы мне очень к лицу:
– Чу! Как ты могла подумать! Я вообще такой аскет, что первые пятьдесят восемь свиданий ни-ни, и только на пятьдесят девятом я тебя осторожно потрогаю указательным пальцем правой руки, и то если мама разрешит. Моя. Я, кстати, завтра уезжаю к ней в деревню, а заодно в Питер и в Египет, поскольку с сегодняшнего дня в официальном двухнедельном отпуске, но ты меня дождись, хорошо?

На том и порешили. И, видимо, сочтя темы для свидания исчерпанными, меня сей же час отбуксировали к выходу из парка, на ходу успев пожаловаться сразу на две новые российские беды: на негров и баб. Ну, про негров вы уже в курсе, а вот про баб я узнала кое-что новенькое… в общем, Архип посетовал мне на то, что все женщины вокруг в последнее время стали какие-то самостоятельные, эмансипированные и совершенно не женственные, и я, к его большому сожалению, тут не исключение, но ради широких перспектив нашей будущей любви он готов взять на себя ответственность за моё перевоспитание и в короткий срок привести меня к мысли, что из нас двоих Настоящий Мужик именно он. После чего позволил мне проводить его до машины, пояснив, что идти со мной до метро никак не может, т.к. это почти целых тридцать метров по самому солнцепёку, а он уже и так изрядно устал.

А неделю спустя мне на аську пришло его обиженное: «Привет. Хоть бы спросила, как я доехал», – и вновь наступил глухой офф-лайн.
Я, как барышня культурная, вежливо извинилась за то, что с его слов доподлинно знала, что он вернётся через две недели, а не через одну, и вежливо спросила, как же он доехал (и куда?), но ответа, как и следовало ожидать, в ближайшие семь дней не получила.

Зато неделю спустя началось странное. Нет, я знаю, что выкладывать приватную переписку на публичное обозрение нехорошо, но, с другой стороны, меня вы не знаете, Архипа тоже, так что никто из нас ничем не рискует, а мне просто не хочется быть голословной в описании дальнейших событий. Да и вообще – прилично или нет, а любители покопаться на складе чужих шаровар есть даже в высшем обществе. Так что продолжим.

Итак, следующей фразой, которую принесла мне ася, была:
«Я ЗАРЕКСЯ теперь ездить к арабам! сделал несколько важных для себя выводов, на основе которых, я сделал заключение, что в текущем положении для меня подобные туры неприемлемы!»
И тут же последовала вторая:
«А вот пидер мне очень понравился»
«Плакал мой загс», – нетолерантно взгрустнула я и написала:
«Тревожно!»
«Я просто Питер пидером называю, мне как-то ближе это название что ли», – пояснил Архип.
«Ещё тревожнее», – и подумала и написала я, после чего собеседник мой как-то резко разразился плачем о том, что русские женщины, оказывается, валом валят в Египет, чтобы там среди пустынь напропалую отдаваться арабам, а затем, что характерно, возвращаются, и уже на родине спят с понаехавшими неграми. После чего принялся бомбардировать меня фотографиями по-гейски смазливых турков, спрашивая: «Ну что, тебе нравится? Нравится? А этот? Посмотри повнимательнее? Нравится? Вы в Египте именно таким отдаётесь! Что вам на родине-то не сидится?».
Тут нелишне будет сказать, что у меня есть ещё одно положительное качество – нечувствительность к мужским истерикам, поэтому бурю, продолжавшуюся примерно три часа, я выдержала вполне спокойно, покуривая трубочку в кресле-качалке, пуская дымные колечки и размышляя о тщете всего сущего. Единственное, что осталось мне непонятно – откуда в Египте турки? Ну да ладно.

В конце концов, мой визави успокоился и плавно перешёл к теме дистиллированных вод, с лёту предложив мне приобрести у него фильтр «Архипиус вотер»: мол, классная штука – с верхнего конца заливаешь водопроводную воду – с нижнего сливаешь дистиллят.
Даже несмотря на то, что я существо уравновешенное, представив себе эту картинку, я немедленно грохнулась с кресла-качалки и следующие пятнадцать минут посвятила тому, чтобы как-нибудь не убиться от фейспалм.

Удавалось плохо.

А Архипиус тем временем входил в раж (видимо, взбодрился после отпуска), без какого-либо перерыва переключившись с тезоименитого фильтра на свой холодильник:
«С холодильником у меня все сложнее гораздо чем с водой, – писал он, – он шуршит».
Ну казалось бы – шуршит и шуршит, что ж такого…
«…чавкает, – продолжил собеседник, – я из-за него даже спать не могу»
Чавкает? Ну… пусть… насосы, фреоны…
«и в туалете сидит подолгу (((» – добил он меня следующим сообщением.
«Холодильник?» – уточнила я.
«Ну да».
«Сидит?»
«Ага!»
«В туалете?»
«Ну да, а что тут такого?»
«Да не, ничего, нормальная ситуация для холодильника», – придерживая пальцами задёргавшийся глаз, попробовала отшутиться я.
«Разве твой так не делает?» – продолжал допытываться он.
«Нет, блеать, мой в памперсах», – ответила я, чувствуя, что кому-то из нас пора вызывать санитаров.
«А я вот новый холодильник хочу, серебристый, с подсветкой, – доверительно сообщил он, – выглядит стильно, и подходит к желтым обоям, под серыми обоями и к газетам под желтыми обоями, – и похвастался: – вообще-то я парень непростой, я тут в пинжаке сижу, не хухры-мухры себе».

Всё это время меня беспокоил один вопрос: а что принимает этот человек? Нет, я, конечно, допускала, что он так шутит, но, признаюсь, в версию с амфетаминами мне верилось больше.

«Я вот что подумала, – вновь обретя дар письменной речи, как бы невзначай заметила я, – если мне кто-нибудь когда-нибудь предложит тяжёлые наркотики, я, пожалуй, откажусь».
«Правильно, – похвалил Архипиус, – я тоже за здоровый образ жизни. Вот и холодильник мне то же самое говорит».
«Ты ведь сигареты не куришь, да?» – тоскливо и совершенно риторически вопросила я.
«Нет, – радостно подтвердил он, – только таблетки пью. От насморка. По крайней мере, тот негр, который их у метро продаёт, говорит, они от насморка помогают, – и тут же без перерыва порадовал: – вообще-то тебе скоро работу менять придётся, я же тут рядом сижу».
Осторожно интересуюсь, неужели вирус размягчения мозга передаётся воздушно-капельным путём и получаю ответ, что нет, мол, только половым. Это меня, признаться, изрядно успокоило. Поскольку с мудаками мне, как и любой женщине, спать приходилось, но вот с сумасшедшими, слава Мирозданию, ни разу.

Потом наступила ночь, и Архипиус угомонился, но с утра уже поджидал меня в аське с новыми затеями. Для начала (ну, видимо, чтобы не слишком шокировать с порога) предложил мне перевести для него техническую статью с английского на русский (ну да, хули мне, с перестроечным художественным образованием и школьным багажом дурного немецкого, айтишную статью-то с английского не перевести…), с чем был послан в гугл-транслейт и вернулся только к обеду. А вернувшись, между прочим, сообщил мне, что эта его утренняя просьба была как бы не просьба, а такое испытание для меня, и я его не прошла.
Испытатель, простигосподи...

Потом мы заговорили о книгах. Выяснив, что дома у меня помимо электронной имеются бумажные книги, Архип возрадовался. Но совсем не от того, от чего вы подумали.
«Раз у тебя есть книги, значит, в доме у тебя страшная пылища! – жизнеутверждающе сообщил он. – А постельные клопы очень любят книжную пыль!»
«Постельные клопы очень любят человеческую кровь», – устало возразила я.
«О да! Кровь юных девственниц! В полнолуние! – возликовал он, но потом задумался: – Или это оборотни? Я всё время их путаю. Они ведь так похожи!»

Я уже не реагировала, т.к. мой детектор бреда зашкалило ещё на прошлые сутки, и с тех пор стрелка так и не вернулась в зелёную зону.
Заметив, что реакции нет, Архип подкинул дровишек в угасающий огонь:
«Так значит ты любишь «йааа-йааа, даст ис фантастишь!»?»
Охуев окончательно, уже хотела спросить, когда это мы с ним успели обсудить немецкую порнуху, но вместо этого выдавила лишь вялое:
«Чё??»
«Ну, фантастику любишь, в смысле. – (У меня вот прямо отлегло, не поверите). – А раз так, то тебе совершенно необходимо всё бросить и бежать читать книги Юрия Петухова. Очень крутой автор. Я, правда, сам не читал, но тебе советую!».

А я вот совершенно случайно знала этого автора, поскольку в перестроечные времена, когда на волне накатившей свободы каждый альтернативно одарённый гражданин смог издавать всё, что душе угодно, мне довелось держать в руках его иллюстрированный «Классификатор пришельцев» (можете погуглить для пущего ахуя) и каталог этот оставил в детском мозгу самые глубокие и неизгладимые впечатления из разряда «блять, ЧТО ЭТО?», – едва не сподвигнув меня связать жизненный путь с судебной психиатрией. Ну потому что даже в детском возрасте я смутно догадывалась, что некоторых авторов надо отлавливать и содержать отдельно от общества, и кто-то должен этим заниматься. Так что было очень символично, что именно этого, с позволения сказать, литератора, Архипиус избрал из тысяч других.

Осталось, собственно, дождаться, пока мне посоветуют посмотреть «Зелёного слоника» в качестве образцового шедевра мировой кинематографии. Но Архип пошёл иным путём (а может, просто оставил «Слоника» на сладкое).
Он решил выяснить, какую музыку я слушаю, а, выяснив, наиподробнейшим образом обосрал каждую группу, каждого исполнителя и каждую композицию, которые ему были названы. Какие цели он тем самым преследовал, мне неведомо, но от него я узнала, что: «Мельница» – это собрание трансвеститов, поющих о тюленях, улитках и других морских млекопитающих, Диана Арбенина – это переодетая Надежда Бабкина «ну, такая бабища здоровая голосистая, это ведь она?», а БГ расшифровывается как-то наподобие «большой гриб, больной гиппопотам или белый грек» – он точно не уверен, но щас сходит погуглить… «ааа, так это ж боря» (именно так, «боря» с маленькой буквы)… «трасса е95 кажись его… не, хуйня, конечно, как и весь рок, но надо будет послушать, я уверен, что даже у него наверно найду для себя что-нибудь послушать, т.к. меломан я» (авторский стиль сохранён).
Ну вы понимаете, да? Можно при мне обосрать меня и, при определённых условиях, не стать моим врагом. Но невозможно при мне оскорблять Бориса Борисовича и надеяться на сохранение добрых отношений со мной.

В тот миг их Высочество Принц, и так второй день находившийся при смерти, скончался в страшных корчах, и его место занял… ну не буду выражаться при детях.

И этот Некто, как вы понимаете, не угомонился простым поношением той благопристойной музыки, что услаждает мой слух вот уже два десятка лет. Он пошёл дальше, и менторски порекомендовал мне отныне и вовеки веков слушать исключительно группы «Фабрика», «Блестящие» или, на худой конец, «Стрелки» – по той единственно причине, что я ношу юбку, а, следовательно, не могу претендовать на обладание интеллектом, и нечего, мол, из себя крутую строить, а то он ещё, чего доброго, подумает, что я на гитаре играю и водку пью, и окончательно во мне разочаруется.

Ну он-то не знал, что мне на его мнение уже минут 10 как похуй, и, зачем-то вернувшись к книжной теме, невпопад сообщил:
«100 лет одиночества – это бред, а 1001 книга по психоанализу рулит».
«Как скажешь, дражайший Архип», – широко улыбнулась я акульей улыбкой в 532 зуба.
«И «Война миров» Уэллса рулит», – закинул ещё одну удочку разжалованный недопринц.
«Ну разумеется. Что-нибудь ещё?».
«А ещё мне девушки не дают, – совсем сник бедняга. – А дают вместо меня неграм. А в новостях с утра написали, что некий трансвестит Василий отрезал себе член, пришил сиськи, стал лесбиянкой и женился на девушке, да ещё и на красивой. А сладенький Архипушка, у которого писенька не пришитая, а самая что ни на есть натуральная, вынужден дрочить её под одеяльцем на журнал «Плейбой» позапрошлого года выпуска».

И тут я не выдержала и сказала: «А знаешь, почему?» – и по-матерински ласково объяснила Архипушке, почему на данный момент его бытия левая рука является для него идеальной партнёршей.
Шучу. Действительно по-матерински. И про руку ничего не сказала. И про то, что голову перед свиданиями надо мыть, невзирая на сопутствующие риски, не упомянула (чувствуете высоту моих моральных устоев?). А лишь посоветовала впредь не рассказывать девушкам о говорящих холодильниках, восседающих на унитазах, и вообще нести поменьше клинического бреда, потому что если в моём лице он нарвался на безобидную офисную инфузорию, то в следующий раз ему может подвернуться матёрый психиатр, и тогда жёлтый дом в Потешном переулке быстро станет для него родным.
«Ну и пошла нахуй, сука, – обиделся вьюнош. – И не видать тебе моей писеньки, раз так». – И язык показал, благо смайлики позволяют.

В ответ я вознесла хвалы богине Кали и станцевала благодарственный танец с саблями прямо на компьютерном столе, заодно принеся в жертву первого подвернувшегося айтишника, благо в конторе их немеряно.

«Ты вообще никогда, наверно, с нормальными мужчинами не общалась, поэтому и меня нормально воспринимать не способна, – не унимался оскорблённый мальчонка. – Вибратор себе купи, дура, потому что от меня тебе ничего не светит, так и знай!»
Пообещав, что непременно так и поступлю, я со вздохом облегчения закрыла диалоговое окошко Архипушки, чтобы больше его никогда не открывать. Потому что за мою долгую жизнь мне жрали мозг и ложками, и вилками, и даже совковой лопатой, но таких едоков как Архип, мне прежде не встречалось никогда. Чтобы эдак позолоченным крючочком доставать мозги через нос в лучших традициях египетских жрецов, мумифицирующих фараона, а потом кушать китайскими палочками, давясь и причмокивая.

В общем, я решила, что чёрт с ними, с голубоглазыми принцами интеллигентной наружности, пойду-ка я лучше поищу себе хорошего негра… то есть, пардон, афророссиянина. Ведь столько простых русских девушек сразу не могут ошибаться! Выйду замуж, нарожаю кучу чёрных детишек, разбавлю умирающий генофонд нации свежими экваториальными генами.
Да, решено. Отныне никаких Архипов. Только Мбалы, Мбонги и Абубакары. Аминь.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
_kate_f
Sep. 12th, 2014 05:15 pm (UTC)
Супер! Я прощаю все недописанные сс за это! Мне очень понравилось, хотя в итоге вышло даже вовсе не смешно:-)
lilyhoplit
Sep. 14th, 2014 07:03 am (UTC)
Я всё думала, как сформулировать свой отзыв на происходящее... Всю дорогу мне казалось, что если мордочка симпатичная и куча полезных привычек, включая работу - то мальчик обречён на успех у девочек. А оказывается, ещё и психиатрическая составляющая влияет, да покруче всего остального.
А мама с папой, наверное, внуков ждут и не понимают, ПОЧЕМУ такая конфетка, как их сынок, всё никак не женится, мдя...
_kate_f
Sep. 14th, 2014 08:27 am (UTC)
ну а то. У меня дома такой же сидит :)
(да и я наверное не лучше)
Я думаю девушка которая очень-очень захочет его заполучить, справится с психиатрией. Просто на это нужно много времени и сил и физических и моральных...

Edited at 2014-09-14 08:29 am (UTC)
lilyhoplit
Sep. 15th, 2014 06:06 am (UTC)
Ага, но ещё раньше у девушки сработает инстинкт самосохранения и она сбежит на все 4 стороны ))
( 4 comments — Leave a comment )